Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
00:17, 07 апреля 2019
 Евгения Шехирева 274

Стратегия успешной жизни. Геолог лебединского карьера рассказал о любимом деле*

Стратегия успешной жизни. Геолог лебединского карьера рассказал о любимом деле*Фото: Александр Белашов
  • Евгения Шехирева
  • Статья

7 апреля — День геолога

Владимир Никколов о том, почему представитель его профессии — это практически фронтовик.

Борода, дождевик поверх свитера, в одной руке лопата, в другой молоток, за спиной — большущий рюкзак в полтора-два человеческих роста, непременно ищет нефть или золото (третьего не дано) — вот такой мифический персонаж получается, если верить стереотипам. На деле оказывается, что кое‑что из этого правдиво наполовину, а другое вовсе неверно. Доподлинно известен лишь один факт — жизненные истории у представителей этой профессии, особенно побывавших «в полях», получаются невероятно интересными и насыщенными. Свою нам рассказал Владимир Никколов, посвятивший геологическому призванию почти 20 лет.

Ещё будучи третьекурсником Владимир вместе с товарищами проходил практику на Памире.

«Нас отправили на производство геологической съёмки участков, для которых были только приблизительные карты. Хотя уже тогда по данным ЮНЕСКО Памир считался лидером по перспективности на драгоценные камни и минералы. И всё это богатство сохранилось во многом из‑за суровых условий и горной местности. Кругом скалы да пятисантиметровая трава по берегам водоёмов. Климат тоже интересный: если летом в плюс 30 снег идёт — это нормально. При такой температуре он сразу испаряется и превращается в густой туман. А по ночам холодно, даже реки и ручьи замерзают. Чтобы умыться утром, нужно было разбивать лунки во льду, — вспоминает Владимир Романович. — И, конечно, рельеф очень сложный».

Суровости рабочим условиям добавляло ещё и то, что район, где юные специалисты проводили работы, считался зоной особого режима — рядом располагалась граница с Китаем. Пройти на участки, в том числе через перевал Акбайтал в Мургабе можно было только по пропускам, так что в геологический отряд взяли самых толковых и подготовленных ребят. Все они несли ответственность за разглашение любых деталей дела: даже аэрофотоснимки, которые использовались для заполнения топографической основы данными по горным породам, были строго засекречены и хранились в специальном сейфе.

«Полевая геология — это хорошая школа жизни, практически фронтовая. Ты учишься выживать и выполнять задачи в условиях, в которых не у кого спросить совета. И возвращаешься домой уже созревшим человеком, который сам может принять правильное решение в любой ситуации», — добавляет собеседник.

Острый ум, прекрасная память

Так прошло три года. Затем случились 90-е, распад Советского Союза и переезд из Таджикистана в Старый Оскол. Устроиться на работу по специальности здесь оказалось настолько непросто, но желание быть разведчиком земных недр не угасало. И в 2003 году Владимир устроился работать в геолого-маркшейдерское управление Лебединского ГОКа. Он успешно трудится на участке планирования и оперативного управления качеством руды в карьере. 

«Мы круглосуточно мониторим работу в каждом забое и на каждой перегрузочной площадке. Смотрим, как выполняются планы по участкам, какая идёт руда, чтобы формировать потоки и в итоге получить качество сырья, позволяющее обогатителям с минимальными затратами произвести отличный концентрат», — поясняет Владимир Романович.

Лучший помощник при выборе правильной стратегии — хороший аналитический ум: по словам героя, в карьере он ценится на вес золота. Ещё, как замечает Владимир Никколов, любой уважающий себя геолог должен без запинки делить и умножать в уме четырёхзначные числа.

«И память нужна феноменальная, — добавляет он. — Параметры всех экскаваторов держать в голове, каждого работника знать: от фамилии, имени, отчества до стажа и подробной экипировки СИЗ. А это машинисты, их помощники, бульдозеристы, водители погрузчиков, инженеры – около 200 человек. Со всеми нужно находить общий язык. Это несложно, ведь все и в ГМУ, и в рудоуправлении, и на фабрике понимают, какая ответственность на нас лежит — мы все трудимся, чтобы производить лучшую железорудную продукцию в стране. И это чувство патриотизма помогает нам добиваться результата сообща. Самое главное — иметь желание, добросовестно выполнять задачи и соблюдать правила охраны труда и промбезопасности. Я считаю, на Лебединском ГОКе созданы все условия, чтобы оградить сотрудников от опасной ситуации. Попасть в неё можно только по невнимательности. Поэтому всегда нужно быть собранным, осторожным и поправлять коллег, если они делают что‑то не по правилам ОТиПБ».

Что касается награды — размещения портрета на Галерее Почёта комбината — Владимир Никколов отзывается о ней с большой гордостью:

«Такое внимание всегда приятно. И почётно осознавать, что в общем результате, которого мы достигаем только благодаря нашей лебединской команде, есть частичка и моего труда», — добавляет собеседник.

Труд — это отдых

Ну, работа работой, а что у героя этой истории с отдыхом? Владимир Никколов считает, что лучшая релаксация это… труд. И с удовольствием воплощает этот принцип на садовом участке.

С наступлением тепла здесь появляется буйство красок: распускаются сотни видов цветов. Самые любимые — нежные рододендроны, гортензии до двух с половиной метров в высоту. А ещё 50 сортов тюльпанов, один краше другого. Особенно хороши пионовидные. Летом появляется россыпь больших ароматных ягод — малины, ежевики, жимолости, клубники…

«Особенно люблю плодово-ягодные культуры, чтобы сладко, сочно, вкусно было. Вот, к примеру, виноград: чтобы гроздь с пятилитровое ведро и каждая ягодка с грецкий орех размером! — поясняет Владимир Романович. — Кроме того, постоянно ищу новые необычные сорта ягод, посещаю практически все выставки Центрально-Чернозёмного округа, посвящённые садоводству. Ещё отец мой говорил: «Сынок, отдохни от работы». Это значит «займись чем‑нибудь полезным». Он всегда сам был трудоголиком и считал, что у человека, имеющего свой дом, свободное время только на сон должно быть, а остальное — на созидание. И я, наверное, в него пошёл в этом. Не могу на месте сидеть. И в семье у нас все такие — жена, дочка. Даже внук Марк: ему только три года исполнится, а он уже маленький помощник по хозяйству — новые навыки осваивает с интересом! Я думаю, на этой неутомимости всё и строится: если ты постоянно стараешься что‑то сделать лучше, то жизнь становится только насыщеннее и краше!»

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×