Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
00:42, 10 мая 2019

Наш земляк вспомнил о военном детстве со слезами на глазах

Наш земляк вспомнил о военном детстве со слезами на глазахФото: Наталья Христославенко
  • Статья

Когда началась война, нашему герою Ивану Максимовичу Лисютченко из Архангельского было десять лет.

Всё дальше от нас Великая Отечественная война. Мы знаем о ней из книг, кинохроники, фильмов и воспоминаний участников тех страшных событий.

Уходят из жизни ветераны, а вместе с ними и страницы истории жестокого и страшного прошлого. Но те, кому сейчас уже далеко за 80, хранят нелёгкие воспоминания о страшных событиях минувших лет. Нам, потомкам, очень важно их сохранить, чтобы знать, чтить, беречь и помнить о подвиге и мужестве.

Когда началась война, нашему герою Ивану Максимовичу Лисютченко из Архангельского было десять лет, но и сегодня при разговоре о тех днях на его глазах появляются слёзы, ведь с фронта не вернулись ни отец, ни дядя. Их портреты он хранит особенно бережно, они всю жизни висят на самом почётном месте.

«Начало войны врезалось в память навсегда. На улице был солнечный день, и мы со сверстниками бегали наперегонки. Вдруг появился человек верхом на лошади. Он ездил по селу и в рупор объявлял, чтобы жители собрались у конторы. Встревоженные и озабоченные родители поспешили, а мы следом за ними. Это был человек из Боброводворского военкомата, который каменным голосом сказал, что началась война. «Война! Война!» – слышалось со всех сторон. Некоторые заголосили. Многие мужчины сразу получили повестки. В этот момент я глянул на мать и испугался. Её лицо было смертельно белым и не выражало никаких эмоций, именно тогда понял, что случилось что‑то очень страшное», – рассказывает Иван Максимович.

На несколько минут он замолчал, погрузившись в тот страшный день 41-го, а потом произнёс:

«Радость и веселье, да что там, жизнь ушла из деревни на долгие годы… Отца забрали на четвёртый день. Больше его не видели. Воевал на Ленинградском фронте, был наводчиком. Получили от него несколько писем, к сожалению, они не сохранились, а в декабре 1942 пришла похоронка. Так и остались мы с мамой и двумя старшими сёстрами».

Наш герой не стал рассказывать о тяжёлой работе в колхозе.

«А что говорить, работал, как все. Мы знали, что выращиваем хлеб для солдат, которые воюют за нас. Не жаловались, а старались изо всех сил».

Вспоминает Иван Максимович, как впервые увидел немцев, ведь Архангельскому повезло, здесь не было зверств фашистов, они, можно сказать, прошли лишь мимо.

«Был 1942 год. Сначала проехал мотоциклист-разведчик с автоматом. Следом трёхколёсный мотоцикл, в котором были трое. Один из них придерживал пулемёт. А ночью пришли немецкие солдаты. Мы сильно боялись, прятались в погребах, а они лишь половили нашу живность: кур, гусей, забрали имеющуюся еду и ушли. Помню, что был у нас в селе староста из наших, Севрюков. Он как‑то был связан с партизанами, помогал им. А вот полицай Золотарёв любил издеваться над своими, особенно над женщинами. Когда пришли русские солдаты, ему пришлось несладко».

Некоторые моменты из военного детства просто невозможно забыть.

«В селе был составлен список людей, которых должны были на днях угнать на работы в Германию. В нём оказалась и одна из моих сестёр. Мать просто места себе не находила. При нас старалась держаться, а утром глаза красные, видно, что не спала и плакала в подушку. Уже и день назначили. Идём с нею по улице, а к нам Севрюков подходит и тихо, как будто между прочим, говорит: «Не горюй. Не успеют немцы наших забрать, русские уже в Осколе, скоро и здесь будут». Мать от этих слов посветлела».

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×